Награда от Маршала Буденного (4 часть)



Страница 4 из 5

После очередного прорыва мы возвращались в Новороссийск.

Утром вошли в бухту — надо было загрузиться топливом: вечером — обратный рейс.

Сильный ветер прижимал корабль к причалу.

Было слышно, как гнутся и скрипят деревянные сваи...

Долго не ухожу с командного мостика. Вдруг замечаю бегущего по причалу нашего воспитанника Борю. Ветер чуть не валит его с ног. Маленькая фигурка как-то неестественно располнела. Интересно, куда это он?

Посылаю вахтенного догнать его и привести ко мне.

Привел вахтенный бегуна, смотрю — плачет, а из-за пазухи у него торчат две буханки хлеба...

— Товарищ капитан 3 ранга, — говорит он мне, — там, в подвале разрушенного дома, дети голодные сидят. Я им обещал, как вернусь с моря, хлеба принести. Сироты они. Мне кок дал — выпросил я у него... Разрешите отнести...

Вызвал политрука Беркаля, и они вдвоем пошли к разрушенному дому, что был недалеко от причала.

В подвале дома сидели ребятишки, новые приятели Бориса: голодные, одетые в какое-то тряпье.

Приходу Бориса ребятишки очень обрадовались и тут же набросились на буханки.

Как только ребята поели, Беркаль и Борис помогли им выбраться из подвала, отдали оставшийся хлеб и отвели их на сборный пункт для беженцев, чтобы переправить в детский дом.

Борис был доволен, что он сдержал свое слово.

Мы убедились в его правдивости.

24 июня снова получен приказ пробраться к Севастополю. На этот раз «Ташкент» должен был доставить 142-ю бригаду сибиряков.

Благополучно отбив атаки вражеских самолетов, подходим в темноте к Севастополю и выгружаемся. 142-я бригада доставлена без задержки и без потерь.

А с берега уже везут, несут раненых. Их переправили прямо с боевых позиций.

Вместе с ранеными на корабль берем эвакуированных севастопольцев — женщин и детей.

Боря уже крутится около них. Он чувствует себя хозяином и заботливо ухаживает за малышами и за тяжелоранеными.

Отходим от причала и выходим в море.

Рано утром корабль атакуют мессершмитты и хенкели. Зенитчики отбивают атаку за атакой.

Борис на своей площадке в составе расчета подносит снаряды. Стихает бой, и юнга бросается в кубрики к раненым, детям.

Перепуганные ребятишки с радостью встречают его. Борис разносит им чай, успокаивает плачущих, помогает перевязывать раненых.

Но вот опять голос сигнального:

— Самолеты противника!

И воспитанник на площадке у зенитчиков снова участвует в отражении атак вражеских истребителей и торпедоносцев.

29 июня лидер «Ташкент» посетил командующий Северокавказским фронтом Маршал Советского Союза Буденный. Он приехал поздравить «Ташкентцев» с последним героическим прорывом в Севастополь и благополучным возвращением на стоянку в Новороссийск.

Семен Михайлович Буденный ловко поднялся на плоский купол нашей зенитной башни и начал свой разговор:

— Рад, что довелось мне самому встретиться с вами, увидеть вас здоровыми и невредимыми. Такими бойцами, как вы, может гордиться вся наша армия! Считаю, что экипаж «Ташкента» заслужил правительственные награды, а корабль достоин гвардейского звания, о чем буду ходатайствовать...

Буденный говорил с краснофлотцами, внимательно выслушивал их рассказы о боевых операциях, интересовался положением осажденного Севастополя, шутил...

После осмотра корабля Семен Михайлович, когда я провожал его, спросил меня:

— А что это у вас за маленький такой морячок?

— Корабельный воспитанник Борис Кулешин, приписан к зенитчикам.

— А он тоже ходит с вами в походы?

И я рассказал командующему о боевых делах Бори.

Прощаясь, Семен Михайлович сказал мне:

Не забудьте включить и вашего воспитанника в число награжденных. Раз заслужил, то пусть и получает.

Боря Кулешин не смог получить награду на палубе лидера «Ташкент».
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.